Проблемы высшего образования и науки в Южном Судане

Вместе с созданием нового государства в Южном Судане приходится решать проблемы высшего образования и науки.

Из-за гражданской войны большинство университетов в начале 1990-х в целях безопасности переместилось на север страны. Окончание войны и создание нового государства означает, что они должны вернуться назад, на юг. Однако недостаточное количество средств и общее состояние разрухи может привести к тому, что высшее образование и наука в стране будут отброшены на десятки лет назад.

Крупнейшие университеты Судана, университет Джубы, университет Верхнего Нила и университет Бахр-эль-Газаля собирались открыться в начале мая и вернуться на юг 9 июля 2011 года, в день признания независимости Южного Судана. Однако все три остались закрытыми, а большинство их сотрудников и студентов не испытывают желания возвращаться.

Заместитель министра высшего образования, науки и технологии Южного Судана Му Му Атиан Кул заявил, что министерство всё ещё находится в стадии подготовки условий для возврата университетов в их родные стены. По его словам, на данный момент выделена только половина из 12 миллионов долларов США, предназначенных для строительства общежитий, лабораторий и лекционных залов, необходимых для полноценного образовательного процесса. Несмотря на то, что университеты закрыты на неопределённый срок, Кул надеется, что уже в ближайшие три месяца будут созданы минимально необходимые условия для их открытия.

Следует отметить, что исследовательская деятельность в Судане исторически сильнее на севере. Хотя точной статистики по этому вопросу нет, 70 % всех рецензируемых статей в Судане пишется сотрудниками университета города Хартум, расположенного на севере.

Согласно данным ЮНЕСКО, в 2007 году на науку в Судане было потрачено 0,29 % ВВП, что сопоставимо с показателями других стран арабского региона в Северной Африке. Однако суданские учёные ставят эти данные под сомнения, указывая на то, что они были получены из официальных данных правительства, которые нельзя считать достаточно надёжными. В то же время большую поддержку суданским учёным оказывают иностранные фонды. «Практически все исследования, проведённые мною за последние 40 лет, спонсировались из-за рубежа», — говорит Ахмед Эль-Хассан, исследователь из университета города Хартум, основатель и президент Суданской национальной академии наук. Однако введёные в последнее время со стороны США и Евросоюза экономические санкции уменьшили поток этого финансирования.

Университет Верхнего Нила, основанный в Малакале в 1991 году, создавал свой медицинский факультет уже будучи передислоцированным на север. Теперь факультет должен вернуться назад, однако дома новый факультет размещать негде. Заместитель ректора университета Бол День Чол предложил правительству оставить факультет в Хартуме, однако такой вариант маловероятен, поскольку все здания, в которых располагались эвакуированные университеты, будут переданы недавно созданному университету Бахрея. Чол советует своим студентам не следовать за университетом: «…если вы последуете с нами, вы просто впустую потратите время». Под размещение медицинского факультета предлагается совместно с университетом Бахр-эль-Газаля использовать здание госпиталя, построенное в 1980-х годах и никогда не использовавшееся по назначению из-за военных действий. Однако здание слишком мало, чтобы вместить всех студентов факультетов двух вузов.

Похожие проблемы и у университета Джубы, которому требуется разместить в своём старом кампусе 12000 студентов и 600 преподавателей. Для этого требуется строительство новых общежитий и лекционных залов, поскольку кампус использовался войсками северного Судана как армейская база и находится в полуразрушенном состоянии.

Ещё более серьёзной проблемой является то, что даже если кампусы будут восстановлены, а новые лекционные залы построены, то может оказаться, что в них будет некому читать лекции. 90 % лекторов родом с севера и сопротивляются переезду, опасаясь преследований за действия правительства северного Судана. Таким образом, например, медицинский факультет Университета Верхнего Нила после переезда рискует остаться с тремя преподавателями в штате. А факультет ветеринарных наук — вообще с одним.

Для Южного Судана ситуация может измениться, если после его отделения будут сняты международные санкции. «Я думаю, Южный Судан получит от европейских и американских институтов больше средств на исследования, чем Судан», — оптимистично заявляет Хасан Хусейн Муса из Ньяльского университета в Дарфуре. В этом случае учёным из северного Судана будет выгодно коллаборироваться со своими южными коллегами для получения доступа к средствам из международных фондов. В то же время советник Суданской академии наук по вопросам здравоохранения и окружающей среды Суад Сулайман замечает, что Южный Судан весьма ограничен в своём научном потенциале, поскольку большая часть вернувшихся из изгнания учёных занимаются политикой, а не наукой.

Часть суданских учёных, особенно, старой школы, надеются, что проведение совместных научных исследований может стать одним из факторов установления хороших отношений между севером и югом. Однако если напряжённая политическая обстановка сохранится, совместные проекты вряд ли будут успешны. По словам Асима Эль-Маграби, эколога из Хартумского университета, этот вариант особо опасен для исследований, связанных с проблемами, затрагивающими сразу обе страны, например, управлением водой в Ниле или охраной дикой природы.

Затруднения могут также возникнуть с решением проблем, касающихся в основном Южного Судана, но исследуемых в Судане. Например, одной из главных проблем здравоохранения Южного Судана является лейшманиоз, смертельно опасное паразитарное заболевание. Восьмикратное увеличение числа случаев заражения, наблюдавшееся в Южном Судане в 2010 году, вызвало серьёзную обеспокоенность специалистов — в особенности в связи с повышенной восприимчивостью к заболеванию со стороны возвращающихся домой беженцев. Ещё в 2005 году, когда был подписан мирный договор, суданскими учёными была разработана специальная программа по инструктированию возвращающихся беженцев о мерах предосторожности с целью уменьшения рисков заражения. Однако проект не получил финансирования. «Болезни не знаю политических границ. Мы регулярно страдаем от вспышек эпидемий в обеих странах, и мы должны противостоять этой проблеме вместе.» — предостерегает Ахмед Эль-Хассан.

  •  62
comments powered by Disqus