«Я не буду делать бомбу!»

Лиза Мейтнер — первая в Германии женщина-физик, которая смогла получить учёную степень в начале 20-х годов прошлого века. Название её диссертации «Проблемы космической физики» какому-то журналисту показалось немыслимым, и в газете напечатали: «Проблемы косметической физики».

Из книги «Физики продолжают шутить»

Нобелевская премия по физике вручается с 1901 года. За всю историю лишь две женщины стали её лауреатами — Мария Склодовская-Кюри и Мария Гёпперт-Майер. Первая вместе с Пьером Кюри и Анри Беккерелем получила премию «в знак признания экстраординарных возможностей, которые были открыты в совместных исследованиях радиационного явления, обнаруженного профессором Анри Беккерелем». Вторая вместе с Хансом Йенсеном и Юджином Вигнером стала лауреатом «за открытия, касающиеся структуры оболочки ядра». Но сегодня речь пойдёт не о них, а о физике Лизе Мейтнер, которую Альберт Эйнштейн однажды назвал «нашей Марией Кюри».

Лиза Мейтнер в 1906 году.
Лиза Мейтнер в 1906 году.

«Она была очень замкнута»

Лиза родилась 7 ноября 1878 года в многодетной еврейской семье, проживающей в Вене. Её отец, известный шахматист и адвокат, всячески поддерживал любовь дочери к точным наукам. Когда девушке исполнилось 23 года, она поступила в Венский университет, который лишь совсем недавно открыл свои двери для женщин. Вскоре Лиза защитила диссертацию о теплопроводности неоднородных тел, получила степень PhD в области физики и переехала в Берлин, где стала ученицей и ассистенткой Макса Планка, будущего лауреата Нобелевской премии по физике.

Тогда же Лиза начала работать с Отто Ганом, которого сейчас называют «отцом ядерной химии». Вместе они открыли несколько новых изотопов — в том числе первый долгоживущий изотоп протактиния. В 1912 году для учёных был создан специальный «отдел Гана — Мейтнер». Лизе не платили за научную деятельность — деньги девушке присылал отец. Это было время, когда женщин даже не принимали на учёбу в Берлинский университет. «Лиза Мейтнер была воспитана как леди, она была очень замкнута», — вспоминал в своих мемуарах Ган. В них же он признавался, что дружил с Лизой всю жизнь — однако никогда не вступал с ней в романтические отношения. Кстати, Мейтнер так и не обзавелась семьёй — по её словам, на замужество и детей просто не оставалось времени.

Лиза Мейтнер  и Отто Ган в лаборатории где-то между 1912 и 1914 годами.
Лиза Мейтнер и Отто Ган в лаборатории где-то между 1912 и 1914 годами.

До чего доводит открытие нейтрона

Во время Первой мировой войны женщина недолго работала медсестрой-рентгенологом, однако быстро вернулась в Берлин, где продолжила опыты. Вскоре она возглавила свою физическую лабораторию и, наконец, стала получать достойную зарплату.

В 1922 году Лиза открыла безызлучательный переход. Сегодня это явление называется эффектом Оже — в честь французского физика Пьера Виктора Оже, который год спустя независимо открыл тот же эффект.

Пьер Виктор Оже.
Пьер Виктор Оже.

Через четыре года женщина стала профессором Берлинского университета, куда её пригласили читать курс по ядерной физике. К этому моменту Лиза уже опубликовала почти сотню научных статей, и её вместе с Ганом несколько раз выдвигали на Нобелевскую премию.

Те времена были прекрасными для физиков: англичанин Джеймс Чедвик открыл нейтрон, и возникла идея создания трансурановых элементов. Их пытались синтезировать величайшие учёные того времени, в том числе и Лиза Мейтнер вместе с Отто Ганом. Ни физики, ни химики не подозревали, что эти попытки приведут к появлению ядерного оружия.

Джеймс Чедвик.
Джеймс Чедвик.

Прочь из нацистской Германии

В 1933 году к власти пришёл Адольф Гитлер, и большинство еврейских учёных покинули страну. Из Германии уехал племянник Лизы, физик-ядерщик Отто Роберт Фриш. Сама Мейтнер, однако, оставалась в стране вплоть до 1938 года, до последнего надеясь, что нацистский режим вот-вот смягчится. «Это было не просто глупо, но и очень неправильно, что я сразу же не покинула Германию», — позднее вспоминала Лиза. Она переехала в Швецию — пересечь границу ей помог нидерландский профессор Дирк Костер, который впоследствии активно помогал спасать и других евреев. С собой у Лизы было только 10 марок и кольцо с бриллиантом, подаренное Отто Ганом на случай, если бы понадобилось подкупить пограничников.

Видные физики того времени критиковали Мейтнер за то, что она покинула Германию. Среди них был Вернер Гейзенберг, который участвовал в немецком атомном проекте. «Гейзенберг и миллионы других должны были взглянуть на лагеря смерти и убитых людей», — позже писала Мейтнер.

Вернер Гейзенберг в 1926 году.
Вернер Гейзенберг в 1926 году.

«Все вы потеряли стандарты правосудия и справедливости»

В Швеции Лиза стала работать с датским физиком-теоретиком Нильсом Бором, при этом она вела активную переписку с Ганом. Из сохранившихся писем следует, что Ган вряд ли поверил в расщепление ядра, если бы Мейтнер не убедила его в этом. Они даже тайно встретились в Копенгагене и обсудили новую серию экспериментов. При этом Лиза упрекала коллегу в том, что тот работал на нацистов: «Все вы потеряли стандарты правосудия и справедливости… Все вы работали на нацистскую Германию и никогда не пытались оказать даже пассивное сопротивление…»

В 1938 году Ган выяснил, что ядро урана «лопается», распадаясь на более лёгкие элементы. Так было открыто расщепление ядра. Несмотря на значительный вклад, который сделала в это открытие Мейтнер, Ган опубликовал его в январе 1939 года, не включив её в соавторы. Вскоре после этого Отто Фриш и Лиза Мейтнер дали физическое объяснение процессу деления ядра урана, о чём Фриш незамедлительно сообщил Нильсу Бору. В статье, опубликованной 11 февраля 1939 года, Фриш и Мейтнер впервые употребили термин «деление», подсказанный Фришу американским биологом Арнольдом по аналогии с делением ядра, происходящим при размножении клеток.

Та самая статья Мейтнер и Фриша.
Та самая статья Мейтнер и Фриша.

«Открытие расщепления ядра Отто Ганом и Фрицем Штрассманом стало началом новой эпохи в истории человечества. Научное достижение, лежавшее в основе этого открытия, потому кажется мне столь необыкновенным, что оно было достигнуто чисто химическим путём, без всяческой теоретической наводки», — писала Лиза. Открытие ядерного распада было отмечено Нобелевской премией по химии 1944 года, но её лауреатом стал только Отто Ган, хотя многие считали и считают, что премию следовало бы разделить между ним и Мейтнер. «Атомная энергия была открыта в Берлине Ганом, который, однако, неправильно интерпретировал своё открытие. Правильную интерпретацию дала Лиза Мейтнер», — говорил Эйнштейн. Сам Ган парировал, что при совершении открытия Лиза в его лаборатории уже не работала.

«Физик, которая никогда не теряла человечности»

В 1939 году Альберт Эйнштейн направил президенту США Франклину Рузвельту письмо о том, что нацисты могут обзавестись атомной бомбой. В результате появился «Проект Манхэттен» — программа США по разработке атомного оружия. В проект позвали Лизу Мейтнер, однако та заявила: «Я не буду делать бомбу!» При этом в разработке оружия активное участие принимали её коллеги, а также племянник Отто Фриш.

После окончания Второй мировой войны Лиза много общалась с бывшими узниками концлагерей. Именно беседы с жертвами нацизма подтолкнули её к решению больше никогда не возвращаться в Германию.

В 1966 году Лизе Мейтнер была вручена премия Энрико Ферми. Премию вручал председатель Комиссии по атомной энергии США Гленн Сиборг.
В 1966 году Лизе Мейтнер была вручена премия Энрико Ферми. Премию вручал председатель Комиссии по атомной энергии США Гленн Сиборг.

До самых последних дней Лиза много путешествовала, посещала музеи и оперу и регулярно читала лекции в Великобритании. Физик активно выступала за равноправие полов в науке, а ещё высказывалась против применения ядерного оружия. После выхода на пенсию здоровье учёной сильно ухудшилось: начались сердечные приступы, она страдала от атеросклероза. У Лизы случались припадки, из-за которых она повредила бедро. Мейтнер умерла 27 октября 1968 года, не дожив несколько дней до своего 90-летия. Её похоронили рядом с младшим братом в Гэмпшире. На могиле высечены строки Отто Роберта Фриша:

«Лиза Мейтнер — физик, которая никогда не теряла человечности».

Могила Лизы Мейтнер
Могила Лизы Мейтнер

Автор: Екатерина Шутова

comments powered by Disqus